ФИНАНСИРОВАНИЕ ПЕНТАГОНОМ ИССЛЕДОВАНИЙ ГИПЕРЗВУКОВОГО ОРУЖИЯ СТРЕМИТЕЛЬНО ВЫРАСТЕТ

ФИНАНСИРОВАНИЕ ПЕНТАГОНОМ  ИССЛЕДОВАНИЙ ГИПЕРЗВУКОВОГО ОРУЖИЯ СТРЕМИТЕЛЬНО ВЫРАСТЕТ

Ожидается, что с 2015 по 2024 год 70 правительственных гиперзвуковых программ—от создания благоприятных технологий до комплексных проектов прототипирования-обойдутся в 15 миллиардов долларов, а некоторые из них резко превысили смету расходов, сообщило Управление подотчетности правительства.

Финансирование гиперзвуковых исследований выросло на 740 процентов в масштабах всего правительства в период с 2015 по 2020 год. Затраты на производство еще не разработаны, хотя агентство прогнозирует, что расходы на гиперзвуковую технику будут снижаться в ближайшие несколько лет, колеблясь на уровне чуть более 2 миллиардов долларов в год, и основные разработки будут затмеваться расходами на производство.

Авиационное оружие быстрого реагирования AGM-183A ВВС США (ARRW) “в течение первого года его предполагаемая общая стоимость выросла почти на 40 процентов”, – говорится в отчете, в котором не были указаны суммы в долларах. Бюджетная смета обычной программы быстрого глобального удара ВМС также “почти удвоилась” с 2019 по 2020 финансовый год. Пентагон сообщил ГАО, что он не предпринял никаких “смягчающих” действий по двум программам, которые провалили свои оценки затрат, потому что они были “вызваны уникальными факторами, которые вряд ли повторятся снова”, и что он “принял этот риск и продолжил разработку ПО более высоким оценкам” из-за срочности программ.

В докладе также говорилось, что оценки расходов на гиперсонику чреваты из-за новизны технологии, срочности ее внедрения и крайней неопределенности в отношении графиков программ, которые, как все службы сообщили Гао, являются весьма “амбициозными”.” Существует также ограниченное планирование того, как Пентагон будет поддерживать свои гиперзвуковые системы, как только они у него появятся, сообщило аудиторское агентство.

Гао говорит, что гиперзвуковое предприятие Пентагона огромно и необходимы четкие линии ответственности, отмечая, что доклад представляет собой санированную версию того, который он завершил в январе, с опущенной “чувствительной” информацией.

Пентагон согласился с этой рекомендацией, заявив, что он “уже предпринял много действий” для определения и документирования своей гиперзвуковой стратегии и согласен с тем, что “более формальное документирование ролей, обязанностей и полномочий руководящих должностей” и организаций в МО, работающих над гиперзвуковой стратегией, “добавило бы ясности, эффективности и надежности нашим усилиям.”

Пентагон отметил, что его руководитель по гиперзвуковой технике Майкл Уайт создал “интегрированное всеобъемлющее видение и стратегию” развития гиперзвуковой техники в Министерстве обороны. Одной из координирующих организаций является новый объединенный переходный офис Гиперсоники . Закон о полномочиях на национальную оборону 2021 года также поместил “в статут” полномочия Уайта как главного директора гиперсоники и назначил точечного человека в агентстве перспективных исследовательских проектов обороны и в различных разведывательных организациях, с которыми он будет координировать свои действия.

Гао определило военно-морской флот как обладающий самой большой долей гиперзвуковых денег в 2015-2024 годах, с потраченными или запланированными 6,2 миллиардами долларов. Далее следуют ВВС с 3,6 миллиардами долларов, за ними следуют OSD, армия и DARPA, все с примерно 1,5 миллиардами долларов. Доля агентства по противоракетной обороне в гиперзвуковом пироге за десятилетие составит около 480 миллионов долларов.

Из 70 программ 29 относятся к областям “начального технологического развития”, таким как “аэродинамика, материалы, двигательная установка, химия и моделирование”.” Еще 36 – это программы “перспективных разработок”, создающие гиперзвуковые компоненты, “полевые эксперименты” и / или реальные/имитационные испытания. Из 36 проектов 15 проводятся DARPA и MDA.

Последние пять, самые крупные, находятся в “разработке продукта”, сказал Гао, включая “наступательные прототипы”, создаваемые ВВС, армией и флотом. “В настоящее время никаких гиперзвуковых усилий в производстве не ведется”, – отмечается в докладе.

Финансирование разработки продукта началось в 2018 году и удвоилось в 2019 и 2020 годах соответственно, составив около 1,5 миллиарда долларов в 2020 году. Гао ожидает, что эта категория примерно выровняется на уровне около 1,8 миллиарда долларов в год с 2021 по 2023 год, а затем снизится, поскольку фактическое производство возьмет верх. Развитие технологий достигло пика в 2019 году на уровне около 1,4 миллиарда долларов и, как ожидается, будет неуклонно снижаться примерно до 500 миллионов долларов к 2024 году, прогнозирует Гао.

По данным Гао, на четыре реализуемых ракетных проекта приходится около 56 процентов государственных расходов на гиперзвуковую технику в 2015-2024 годах. Из 70 гиперзвуковых проектов 12 предназначены для защиты от гиперзвуковых систем, и Гао отметил, что Конгресс добавил 100 миллионов долларов в бюджет 2020 финансового года для этой работы.

Ожидается, что ARRW поставит полезную мощность в 2022 году, в то время как гиперзвуковое оружие большой дальности армии должно быть доступно в 2023 году, а обычное оружие быстрого удара ВМС должно иметь полезную мощность в 2025 году.

Однако все графики, скорее всего, сорвутся, сказал Гао, отметив, что ARRW “испытала каскадную задержку всех четырех запланированных летных испытаний”, что оказало “дополнительное давление” на дату ввода в эксплуатацию 2022 года. ARRW зависит от программы DARPA Tactical Boost Glide, которая “испытала задержку почти на один год”, хотя ВВС сообщили ГАО, что график ARRW просел всего на четыре месяца.

Армия заявила ГАО, что “они признали, что даже [ее] особый оптимизированный подход не может поддержать их цель достижения ограниченного оперативного потенциала” с помощью гиперзвукового оружия большой дальности к 2023 финансовому году. Однако структурирование его как передовой технологии или усилия по созданию прототипов, а не как основной разработки системы, даст программе “большую гибкость.”

Поскольку обычная программа быстрого удара Военно-морского флота так тесно переплетена с армейскими усилиями, она, вероятно, также соскользнет, сказал Гао.

В то время как все службы заявили, что они задействовали свои подразделения поддержки на ранних стадиях разработки гиперзвукового оружия, никаких планов поддержки еще не было введено в действие, сообщило Гао. Это также связано с тем, что ранние возможности службы, скорее всего, будут отличаться от окончательных версий, поэтому план поддержания может быть преждевременным. Однако без плана оценка затрат невозможна. Гао отметил, что расходы на поддержание, как правило, составляют львиную долю конечной стоимости программы.

В то время как службы признали риски графика, они сказали, что риск был “оправдан высоким приоритетом”, который руководство Пентагона ставит на свои программы, и получением гиперзвукового потенциала “в кратчайшие сроки”, сказал Гао.

Пентагон также сообщил о различных усилиях, которые он предпринимает с университетскими консорциумами и другими источниками, чтобы развить “талант”, необходимый для создания гиперзвукового щита, сказал Гао, а также отметил нехватку аэродинамических труб и испытательных полигонов для отработки гиперзвуковых систем.

 

Источник:https://www.airforcemag.com/gao-hypersonic-research-funding-grew-740-from-2015-to-2020-dod-needs-better-sustainment-plan/